РУССКИЕ В СЕРБИИ

Нет такого человека, который не знал бы о литературном герое Тарасе Бульбе, запорожском казаке, образ которого создал и прославил Николай Гоголь. На этой занимательной книге, которая помогала укреплять чувство национальной гордости и поддерживать огонь патриотических чувств, выросли целые поколения сербов. В казачестве, в традиционном образе жизни и богатой истории казаков сербы искали примеры для своих национальных деяний, любви и преданности отечеству и свободе.

Малоизвестно, что именно «казаки Тараса» побывали в Сербии. Среди сербских братьев по оружию, среди сербских пограничников на рубеже Габсбургской империи они искали для себя новое место под солнцем, свой новый дом. Это было где-то в начале 1785 года, когда австрийский атташе в Яше сообщил генералу Энгельбергу, что казаки из расформированной Запорожской Сечи готовы служить Австрии как пограничники или «все равно: как кавалерия, пехота или флотилия». В этом же году, 27 апреля, Дворской военный совет принял решение поселить этих людей вдоль реки Тиса, в Темишварском Банате и Бачке.

Таким образом, казаки с Днепра в смутное время приехали на берега реки Тиса, к сербам!

Тарас Бульба

Однако самые первые воспоминания о русских на сербской земле датируются историческим периодом нашествия турок на Балканы, в начале XV века.

Упоминаются первые отдельные переселения в Сербию с территории Киевской Руси, особенно с южных програничных областей, прежде всего, переселения церковных лиц и образованных людей. Об этом факте нет достаточного количества проверенных сведений, поэтому о нем складывается не очень ясная картина. Намного больше мы знаем о событиях начала XVIII века. Можно сказать, что тогда начинается период хорошо известного, неединичного и тщательно задокументированного присутствия русских. Точно известно, что в 1721 году, по просьбе митрополита белградско-карловацкого, Петр Великий отправил 200 книг для сербских церквей и еще: 400 букварей, 100 грамматик и двух учителей. В 1725 году открывается первая русско-сербская школа в городке Карловцы (позже Сремские Карловцы). По указу Екатерины I приезжает русский священник Максим Суворов и открывает школу, выпускники которой станут первыми сербскими учителями. Именно они будут открывать новые школы в Сербии.

Русская императрица Екатерина I

Арсений Йованович Шакабента

Чуть позже, в 1743 году, Арсений Йованович Шакабента приглашает в Карловацкую митрополию иконописцев из Печерской лавры. Потом стали привозить богослужебные и светские книги, Библию, жития, октоих, духовный алфавит, а также и книги по точным наукам, риторике, философии и др.

В это время в России получает развитие давняя идея об освобождении православных братьев: сербов, болгар и греков, от власти «бусурман» – турок. Данная тема стала очень популярной в русской национальной литературе. Добровольческое движение в России проявляло трогательную и возвышенную солидарность с сербами, которые воюют, проливая кровь на границах христианской веры в борьбе с турками, почти на всей сербской территории. Так и появился вариант стихотворения «Объявил турок войну»:

Ой, турок рубит,
да и турок бьет,
Турок Сербию в плен берет.
Вра! Вра! Ой, да ура!,
Турок Сербию в плен берет.
Ой, да православный, да ты русский царь,
Отпусти наш да и в бой отряд
Шоб до света турка взять...»

Кубанский казак

Это настоящая молитва, крик души по сербским братьям, которые проливают кровь в восстаниях в Герцеговине и в чуть ли не ежедневных битвах в Черногории. Новости о начале Сербско-турецкой войны (1876–1878) и, особенно, о сербско-черногорском союзе, вызвали бурю воодушевления у всего русского народа, в том числе, и у кубанских казаков.

Сразу после объявления войны Турции, с чувством искреннего сострадания, в Сербию прибывают тысячи русских добровольцев, среди которых было более семисот офицеров. Одновременно Славянский комитет в России собирает помощь, в которой сербы очень нуждались. Тогда в Сербию приезжает и знаменитый русский генерал Михаил Черняев, которого назначили главнокомандующим сербской армией.

Генерал Михаил Черняев

Русские добровольцы в сербско-турецкой войне (Битва за Моравац, 1876 год)

Именно в это время Чайковсий создал Сербско-русский марш, который помог укрепить чувство солидарности в русском обществе до такой степени, что Император был вынужден объявить войну Турции и таким образом прийти на помощь Сербии: не в первый и не в последний раз!

Уже в самом начале своей экспансии на Балканах Османская империя неожиданно столкнулась с растущим противостоянием славянских народов. Русское православное царство исторически всегда являлось вдохновением, главным помощником и гарантом освобождения балканских православных народов от турецкого ига. Это русское царство превращается в сильную и мощную православную цивилизацию и является преемником «лучших духовных, философских, государственных и правовых идей античной Греции, Рима и Византии»..

Хотя имеет место утверждение, что разнообразие сербско-русских взаимоотношений в достаточной мере еще не изучено и не все его детали известны, можно сказать, что достаточно хорошо изучен вопрос переселения русских эмигрантов после Октябрьской революции и Первой мировой войны. Это то время, когда в России, вместо убитого русского царя правит красный террор и бандитизм международного коммунизма, выбравший Россию в качестве первой жертвы.

Генерал Деникин

В годы Гражданской войны Россию покинуло больше двух миллионов граждан. Одна часть русских эмигрантов нашла убежище в Королевстве СХС. Данное массовое явление известно под названием «Зарубежная Россия». Общая численность русских, которые жили за границами ленинской России, составила свыше десяти миллионов! До того, как приехать в Сербию, русские эмигранты прошли через огромные испытания и страдания. Первые эмигранты оказались в Сербии в конце 1919 года, после французской эвакуации Одессы. Большая часть одной из эмигрантских веток (насчитывающей почти миллион человек) прибывает на Балканы после падения генерала А.И. Деникина, когда большевики захватили Новороссийск (в 1920 году), и после изгнания из Крыма армии под командованием барона генерала Врангеля (ноябрь 1920 года).

Разойдясь по Балканам, большая часть беженцев нашла убежище в Королевстве СХС, в основном, в ее восточных, сербских областях, хотя одна, гораздо меньшая часть, поселится и в Боснии, Славонии, Хорватии, т.е. в Далмации, а также и в Черногории. О том, как их встретили здесь, особенно в Сербии и Черногории, пишет сам генерал Врангель: «...одно лишь Королевство сербов, хорватов и словенцев протянуло нам руку помощи. Все прочие великие державы, (...) поспешили одна за другой признать власть красных насильников». . Вскоре белые русские стали открывать собственные общественные, социальные и образовательные организации. Они открыли русско-сербскую мужскую гимназию, два русских кадетских корпуса и ряд других национальных учреждений. В 1924 году генерал Врангель создал «Русский Обще-воинский союз» (РОВС) с целью объединить солдатов и офицеров бывшей Русской царской армии. Между прочим, русские солдаты служили в Сербской пограничной страже.

Генерал П.Н. Врангель

Владимир Альбинович Маевский, историк русской эмиграции и современник событий, записал: «Русские въехали тогда в сербскую землю не стесняемые никакими квотами, визами, ограничениями, паспортами и пр. Братская страна впускала к себе русских, не стесняя их формальностями, которые существовали при въезде в европейские и американские государства. Это следует запомнить и помнить с благодарностью…»

Это была высшая знать русского общества и интелигенции во главе с генералом Врангелем, который сам поселяется в городке Сремские Карловцы (1922–1927). Среди остальных с ним был и Михаил Владимирович Родзянко (Председатель Государственной Думы), Священный Синод Русской православной церквы с митрополитом Антонием, генерал Михаил Алексеев, начальник штаба Русской армии, русские академики, сотни русских ученых, художников, инженеров и офицеров. В Королевстве СХС они сохранили тот статус, который был у них на родине, им также было оказано уважение государства, в которое они эмигрировали.

Самое сильное сопротивление большевикам оказывал русский царский генерал Петр Николаевич Врангель. Однако, под давлением более мощных вражеских сил, 17 ноября 1920 года, он был вынужден эвакуировать из Крыма оставшуюся часть своей армии. Эвакуация проводилась при помощи 126 кораблей, а беженцев насчитывалось свыше 150 000 человек, из которых 100 000 были солдаты, а остальная часть – гражданские. Из этой групы 22 000 человек решили поехать в Королевство СХС. Сербия их приняла как братьев, хотя ей самой пришлось понести огромные человеческие и материальные жертвы во время Первой мировой войны. В Белграде открыли два центра временного размещения, а в Земуне и Панчево по одному. Главный штаб армии Врангеля был размещен в городке Сремски Карловцы.

Но не все беженцы остались в Сербии, те из них, которые были состоятельнее, продолжили свой путь в европейские страны, другие еще дальше – в Америку.

Летом 1919 года почти половина прибывших в Сербию покинула страну. Например, в августе 1920 года выпускники Русского кадетского корпуса в Сараево вернулись в Россию, чтобы бороться с красными. По некоторым данным, всего в Королевство СХС прибыло 44 000 русских беженцев. Позже их число значительно уменьшится – до 25 000, из которых три четверти навсегда останутся в Сербии.

Генерал Михаил Алексеев

В следующие годы этот огромный потенциал окажет значительное влияние на Королевство и во многом внесет свой вклад в развитие Сербии в целом, в том числе, в области науки, культуры и искусства. Стремительное развитие промышленности было обусловлено обучением наших специалистов в тех университетах, в которых работали русские ученые и преподаватели. Имеем в виду таких академиков, как: В.Д. Ласкарев, Н.Н. Салтыков, А.Д. Билимович, В.В. Фармаковский и др., имена которых до сир пор произносят с огромным уважением в Сербской академии наук.

Именно русские, благодаря своему знанию и умению, внесли огромный вклад в развитие архитектуры, строительства, инфраструктуры на территории Королевства. Особенно ценно их участие в строительстве железных дорог: железная дорога Белград – Бар была построена не без участия русских ученых.

Среди научных учреждений, основанных здесь русскими, особенно выделялся Русский научный институт в Белграде. Институт был основан 16 сентября 1928 года с целью поддержки и продвижения русской научной мысли и деятельности. Обязанность финансирования Русского научного института взяло на себя Правительство Королевства СХС и совсем скоро данный научный центр получил репутацию ведущего в этой части Европы, хотя в Берлине и Праге существовало еще два таких научных центра. В течение первого десятилетия своего существования Институт был размещен в здании Сербской королевской академии, а в 1933 году Институт переехал в новое здание Русского дома, который назвали в честь императора, Николая II.

Большинство самых известных русских архитекторов того времени стали беженцами из России, а большую часть из них, к счастью, дорога привела в Сербию, как раз вовремя. Они поселились в Белграде и, благодаря своему упорному труду определили процесс урбанизации сербской столицы. «Самым продуктивным» из них оказался Николай Петрович Краснов, который спроектировал следующие здания: Правительство Сербии, Министерство иностранных дел, королевский дворец в Дединье, церковь Ружица и многие другие сооружения, которые украшают наш город до сих пор. (Н.П. Краснов также принялся за реконструкцию мавзолея Петра II Петровича Негоша на горе Ловчен, который был уничтожен автрийцами во время Первой мировой войны. Краснов сделал это на самом высоком уровне научных знаний того времени о сохранении памятников архитектуры. Ему удалось сохранить место, фундамент, форму и половину камней со старой капеллы на Ловчене.) Новый, более современный и роскошный вид центра Белграда, в одинаковой мере является заслугой настоящих мастеров строительного дела, его коллег: Василия Баумгартена, Сергея Смирнова, Василия Андросова, Валерия Сташевского, Григория Самойлова.

Николај Краснов, архитектop

Сербия, как мы видим, находится в долгу перед русскими архитекторами. Не менее важными для нас стали приезд и деятельность русских врачей. В своем исследовании доктор Стефан Литвиненко составил точный и подробный список из 435 русских врачей, которые приехали в Сербию, и тут же начали работать. Если учесть тот факт, что Сербия в войнах 1912-1918 гг. потеряла ни много ни мало 147 своих врачей, то становится ясно, что значил их приезд для измученной Сербии. Среди них особенно выделяется 16 университетских профессоров медицинских наук, прежде всего, таких, как Александр Иосифович Игнатовский – один из основателей медицинского факультета в Белграде.

Военная академия Королевства СХС, а после Войны – Югославская народная армия (серб. ЈНА), в большой мере пользовалась огромными знаниями и опытом сотни русских специалистов и ученых-эмигрантов. В военных училищах и академиях работало несколько десятков русских преподавателей. Огромный вклад в создание югославского военного-воздушного флота внесли русские летчики, особенно генерал-майор В. Ткачев.

На протяжении нескольких лет белые русские создавали гидро-энергетическую систему Королевства. Среди главных участников и инженеров в данном проекте были В.В. Горячовский и И.А. Ласков. Их с уважением помнят и о них вспоминают в городах Нови-Сад, Панчево и Белград. Они проектировали и строили систему Дунай-Тиса-Дунай. Этот список можно дополнить и сотнями имен русских людей, беженцев и эмигрантов, которые трудились и вкладывали силы в развитие и прогресс своей новой родины.

Самый известный историограф русской эмиграции в Сербии, Алексей Борисович Арсеньев, потомок «белых русских», писал, что было несколько волн переселения его соотечественников в Сербию. Например, первую группу выходцев в Нови-Сад составили русские солдаты. Во вторую группу вошло несколько десятков солдат, русских добровольцев, которые воевали на Салоникском фронте и не хотели возвращаться в большевистскую Россию. После, так называемой, «Крымской эвакуации», молодое сербское Королевство приняло самую большую группу солдат и граждан... Повсюду по стране, в том числе и в сербские Афины – в Нови-Сад, прибыла группа русских, насчитывающая около 2000 человек. Среди них были режиссер Юрий Ракитин; знаменитая русская балерина Марина Оленина, которая основала в Сербском национальном театре балетную группу, неотъемлемой частью оперы в городе Нови-Сад были русские солисты. В этом городе русскими спроектированы и построены десятки зданий, представляющих историческую ценность. Это, к примеру, «Дом офицеров», «Народная поликлиника», фасады которых и теперь украшает желтый петроградский цвет. В Нови-Саде поселились казаки, военные инвалиды, специалисты из разных профессий, интеллигенция и дворянство, сформировав таким образом настоящую русскую колонию. Оставшуюся часть жизни здесь проведут доктор Геронтий Гаврилович Харченко, генерал-майор Диодор Николаевич Чернояров (воспитатель принца Александра Карагеоргиевича в Пажевском корпусе в Санкт-Петербурге), Аркадий Ипполитович Келлеповский (бывший секретарь Великого князя Сергея А. Романова), полковник гвардии Владимир Юстинович Чаплиц, генерал-майор Кубанского казачьего войска Федор Владимирович Данилов и многие другие. Графиня София Николаевна Толстая руководила Русским швейным салоном, о чем здесь помнят с любовью.

Добровольческая армия

В Сербии, особенно в Белграде, жили и работали и следующие русские эмигранты: генерал Констинтин Смирнов; профессор механики в Белградском университете, геолог и минералог, академик Сербской академии наук Владимир Дмитриевич Ласкарев; профессор Белградского университета Георгий Пио-Ульский; историк права Григорий Демченко; профессор механики в БУ, Константин Серебряков; генерал Борис Нилович Литвинов; филолог, славист, палеограф професор БУ и академик САНУ Степан Кулбакин; член-корреспондент САНУ Евгений Спекторский; историк и филолог, профессор БУ Александр Погодин; генерал-полковник Михаил Федерович Скородунов; генерал-подполковник Борис Александрович Штайфон, византолог, профессор БУ акдемик САНУ Георгий Острогорский; професор истории славянского и византийского права Константин Воронец, энциклопедист Александр Соловьев и многие другие русские с высокими учеными званиями и с большим опытом работы в разных областях гуманитарных и точных наук.

В городок Великий Бечкерек в Воеводине в эти дни приезжали русские дворяне: князь Шереметьев (по линии матери внук императора Николая I), Маргарита Хитрово, фрейлина императорской семьи (некоторое время провела в изгнании с императорской семьей), князь Борис Гагарин, княгиня Шаховская Рада, граф Гендриков Александр Васильевич (его родную сестру убили вместе с императорской семьей), граф Сергей Витвинский, адмирал И.И. Степанов, а с 1939 года в этом городе жил внук Л.Н. Толстого – Михаил Иван Романенко, а также и другие представители русской аристократии, которые были вынуждены спасаться от красного террора, охватившего их родину.

F/C/ Пушкин

На просторах Сербии жили и работали для ее блага также потомки Суворова, Пушкина, Лермонтова, родной брат Булгакова и многие другие потомки и близкие родственники выдающихся русских, которые много сделали для своей Родины.

С любовью и уважением мы относимся к тем русским, которые возвращаются в Сербию. Как и раньше, они поселяются, в основном, в Воеводине и сразу основывают там свои «станицы». Среди них заметна сильно развитая солидарность, лояльность к государству и дружеское, братское отношение к местным жителям. Более образованные казаки участвовали в культурной жизни русской эмиграции. Им очень редко удавалось построить в изгнании свои собственные имения, но зато они основывали общины, которые производили сельскохозяйственные продукты и занимались ремеслом. К тому же, более образованные казаки устраивались на работу чиновниками на государственную службу, в нотариальные конторы, в налоговую инспекцию.

Самые большие казачьи станицы находились в таких городах, как: Белград, Нови-Сад, Ниш, Кралево, Герцег-Нови. (Казаки не чужды нашему народу, особенно в Воеводине, где пожилые жители городов и деревень до недавнего времени хорошо помнили казаков, которые приехали туда, чтобы остаться навсегда.)

Принято считать, что на нашей территории образовалось около 300 казачьих общин. Всего в них проживало около 5 000 казаков, из которых 3 000 были из Кубани. Казаки не хотели селиться в городах, а, как уже было сказано, организовали привычные для них казачьи «станицы». В одном селе могло поселиться от десяти до пятидесяти семьей, во главе с казачьим старшиной, атаманом. Казаки также селились в таких местах как: Шайкашка, Чуруг, Жабаль, Господжинцы...

В этих местах прибывшие казаки не отказывались от самой трудной работы. Они работали над строительством дорог в стране, в том числе, и железных дорог.

Их военное мастерство пригодилось при защите неспокойных границ Сербии с Венгрией и Албанией. Эти границы защищала Казачья кавалерия. В декабре 1924 года отряд из 108 киевских гусар, во главе с полковником Миклашевским, действуя по задаче короля Александра, с боями вошел в Албанию. Они помогли совершить там государственный переворот и посадить на престол молодого короля Ахмета Зогу. Гусары оставались на службе у албанского короля до 1939 года.

Две казачьи общины в Банате, в деревнях Томашевац и Сакуле: Есауловская и Верхне-Курмярска были по своему уникальны. Около сорока казаков во главе с атаманом организовано отправилось из России, взяв с собой кассу, административные книги и печать. Они быстро привыкли к жизни на равнинах Воеводины и сроднились с местными жителями.

Напомним также и про «Русский путь» от Враньской Бани, через села Корбевац и Крива Фея, гору Бесне кобиле до Босилеграда. Об этом пути говорили как о главной артерии южной Сербии.

Мало кто знает, что его полностью построили (в 1921-1925 гг.) казаки знаменитой Кубанской казачьей дивизии, которой командовал белогвардейский генерал Василий Логвинов.

Таким образом, казаки показали сербам, что они умеют не только воевать, но и строить!

На основании документов, хранящихся в русском храме св. Троицы в Белграде (который построили русские эмигранты в 1924 году, при помощи правительства Сербии и благодетелей) в настоящее время в Сербии нет никого, кто родился в царской России. В Сербии проживают их потомки и определенное количество недавно приехавших русских. По данным Посольства РФ, их насчитывается примерно от семи до восьми тысяч человек.

Нет больше «царских русских», которые спаслись от большевистского безумия и красного террора в Сербии, чтобы здесь обрести свой новый дом! Они были среди нас в течение долгих лет, со своей сильной и крепкой энергией, знаниями и культурой, их больше нет, но это не значит, что их забыли, стерли из памяти. Наоборот, в Сербии и Черногории, которые долго были под коммунистической оккупацей, с каждым днем все чаще вспоминают о неизмеримом вкладе русского человека в развитии нашей страны. Об этом скромно свидетельствует и этот сайт, который является частью нашей освобожденной памяти, нашей новой и ясной культуры воспоминания о себе и о других.

Сербы сегодня помнят о том, кто мы есть и кем мы были. В одинаковой мере помнят и братьев своих русских, которые всегда приходили на помощь.p>

Помнят сербы, как, впрочем, и русские, о том, что во время большевистского Советского Союза и уродливой коммунистической Югославии Тито, их на самом деле не было.

Хотя последний русский царь, Св. Мученик Николай II Романов, никогда не был в Сербии, он стал частью нашей души и занимает самое важное место в коллективном и историческом вспоминании сербского народа. Он оказался практически единственным среди глав европейских государств, кто в Первой Балканской войне 1912 года открыто встал на дипломатическую защиту балканских христианских народов, объединенных против турецкого завоевателя. Несколько лет спустя, на пике албанской Голгофы, он выдвинул ультиматум союзникам с угрозой заключить сепаратный мир с Германией, если союзники не помогут уже изнемогшим сербам на албанском берегу. Это спасло сербов на берегах Адриатического моря, дало им возможность собраться с силами и подготовиться к возвращению на родину. Этот бескорыстный и весьма благородный поступок однозначно спас Сербию, которая была на шаг до развала и полного исчезновения.

Николай II Романов

Поэтому когда нас спрашивают: «Что Россия сделала для сербов!?», а этот вопрос задают последователи предательского духа, льстецы, поклонники и слуги нового мирового порядка, мы спокойно отвечаем: НИЧЕГО. Нам русские ничего не сделали!

Ничего из того, что нам неоднократно делали немцы, австро-венгры, турки много лет назад. Потом братья болгары, хорваты, словенцы, которые для нас «очень много сделали», еще мусульмане, албанцы, а добавим еще и более чем подлую атаку НАТО – всей гурьбой во главе с Америкой! Все гордые англичане, французы, итальянцы, датчане – да, даже они! Это 17 самых развитых стран мира, которые объединились для того, чтобы 74 дня без перерыва, издалека, спрятавшись в облаках, далеко в небесных высотах, убивать сербов без какого-либо риска! Погибли сотни сербов и ни один с их стороны! Они убивали женщин и детей, если уж не получалось убить сербского солдата!

Итак, Россия ничего не сделала для сербов. Из этого – ничего. Никогда. Конечно, ничего, она только помогала веками, когда могла и сколько могла. Она пожертвовала своим царством из-за братьев сербов! Русские никогда, никогда, не дай Бог, даже не подумали воевать против сербов, они никогда не захватывали сербские территории, как это делали все вышеупомянутые!

Поэтому Россия – в наших мыслях и в нашем сердце. Она самая близкая нашей многострадающей душе, все еще борющейся за справедливость и за выживание в вихре истории!

Идея, концепт и текст: Драган Р. Джиканович Продукция: www.mp.rs